И немножко ведьма... (автобиография)

Когда я была маленькой, я жила в маленьком городе на берегу моря.
Город назывался Макаров и был самым лучшим на свете. Во-первых, жить рядом с морем – это здорово! Можно круглый год гулять по берегу и собирать разноцветные камешки.


Во-вторых, в Макарове делали невероятно вкусное мороженое в вафельных стаканчиках. Их можно было покупать отдельно. Очень удобно! Если ты простудился, купи пустой вафельный стаканчик и грызи себе на здоровье – без мороженого!
А еще – почти прямо в городе, на небольшой сопке, сохранились развалины старого японского храма. Гуляя среди них, было легко представить себя в сказочном королевстве.



Старинные мраморные колонны почти разрушились, но осенью возле них можно было найти отличные грибы, а летом в этих местах цвели гигантские ромашки.

Когда я была маленькой, я не знала, что меня зовут Еленой. И уж тем более Еленой Владимировной. Этим меня обрадовали намного позже. А тогда я была только Алёнушкой и Алёной.


А папа, когда мы вместе с ним играли, немножко хулиганили или пели веселую старинную песню «СолдатУшки, бравы ребятУшки», называл меня мальчиковым именем Алёшка.
Когда я была маленькой, однажды к нам в дом пришли Феи. Не верите? Зря. Это чистая правда! Одну фею звали Зинаида Александровна, а другую – Лариса Борисовна. Обе они работали в школе, вместе с моей мамой, и пришли, чтобы поздравить меня с первым днем рождения – в тот день мне исполнился месяц. Как и полагается Феям, они пришли с волшебным подарком. Это была маленькая картина: высокие горы, сосны, а перед ними – олененок, который смело прыгал со скалы на скалу.


И Феи пожелали мне: «Алёнушка, пусть не будет преград неодолимых на твоем пути, как у этого олененка!».


Эта картина и сейчас у меня. И если я иногда пытаюсь загрустить, то поскорее вспоминаю про чудесный подарок Фей. Они ведь обещали, что всё будет хорошо. А значит, так и будет!

Когда я была маленькой, я очень любила петь. Слушателей мне не требовалось. Требовались только хорошие песни. В то время всем очень нравилась песня «Надежда». Ее припев начинался словами: «Надежда – мой компас земной…». Что такое компас, я, четырехлетняя, конечно, не знала. Поэтому услышала слова по-своему:
«Надежда – мой ком. ПодземнОй..» . Так и пела.



Две другие любимые песни, которыми я испытывала уши и родных, и соседей – печальная «Колыбельная» и задорные «Валенки». Обе я выучила по пластинке Лидии Руслановой, это был подарок дедушки.
Когда я была маленькой, фамилия у меня была – Бочарова. Неплохая фамилия, такая же, как у папы и мамы. Но я вздыхала: ну почему мне такая фамилия досталась? Нет чтобы какая-нибудь красивая: Берёзкина, например. Или Морозова... А у меня фамилия такая… дразнильная!… Но однажды папа рассказал мне такую историю.
Папа родился недалеко от Сочи и вместе с родителями и старшими сестрами жил в местечке под названием БочАров ручей. В то время там никто больше не жил, только семья папиных родителей.


Но если сегодня вы внимательно будете слушать новости политики, то обязательно услышите что-нибудь вроде: «Президент России Владимир Путин провел рабочую встречу в резиденции БочАров Ручей».

Да-да, это тот самый БочАров Ручей. Это сейчас у него огромная, мировая известность. В резиденцию приезжают самые почетные иностранные гости. Президенты и премьер-министры. А много лет назад не было никакой резиденции. Зато были маленький дом, чудесные леса и кристально чистая небольшая река.

И пусть не ходили по этой реке пароходы, маленькому папе это было и не нужно. Потому что сестры катали его по этой реке в жестяном корыте. И это было здорово!



А знаменитым гостям ни название БочАров Ручей, ни фамилия БочарОвы – людей, которые там когда-то жили, – не кажутся некрасивыми. Даже наоборот. Бочаровы – хорошая такая фамилия. Гостеприимная.
Когда я была маленькой, я всегда жила недалеко от моря. В Макарове, в Невельске, в поселке Восток в Поронайском районе. Море я очень люблю. Люблю и немного побаиваюсь – оно ведь страшно глубокое! Поэтому, если решаюсь поплавать, то обязательно у берега. Зато совсем не боюсь холодного моря, и иногда плаваю даже зимой, в декабре и январе.



Еще я точно знаю – море везде разное! Недалеко от Макарова оно прохладное, но веселое. Обязательно выкинет на берег что-нибудь интересное! Осколок старинной японской чашки, красивую ракушку, а однажды нам попался на берегу настоящий белый капитанский китель!

Недалеко от поселка Восток море суровое, часто штормовое, и глубина здесь начинается прямо от берега. Не умеешь плавать как чемпион – лучше в воду не лезь! А вот рядом с Невельском – море для любознательных. Вода здесь невероятно прозрачная, и если смотреть в нее с лодки, то даже на глубине легко разглядеть, как движутся по дну морские звезды, морские ежи, и проплывают огромные рыбины…
Когда я подросла, я, конечно, училась в школе. Училась хорошо. Долго была отличницей – абсолютно круглой.

И мало того, что круглой, так еще и очень высокой! К третьему классу я так выросла, что обогнала всех ровесников – и девчонок, и мальчишек, и была ростом с пятиклассницу. Поэтому в новой школе, где меня еще никто не знал, люди интересовались: эта новенькая девочка не второгодница случайно? Уж очень высокая…
Мне было невероятно обидно! Неужели не видно, что я никак не могу быть второгодницей?! Просто мне расти очень нравится…

В новой школе меня ждало еще одно испытание. Моя мама работала директором этой школы. А это означало, что я должна быть образцовой ученицей. По школьным коридорам, как угорелая, не бегать. С уроков вместе со всем классом не удирать. Сережки в ушах не носить. А главное – получать только хорошие отметки. Пятерки, разумеется. Но я не знаю никакого, даже самого круглого-распекруглого отличника, который никогда не получил бы ни одной двойки. И у меня они тоже были.

Свою первую двойку я получила в первом классе. За упрямство. Наша учительница заболела, и в класс пришла новая. Я посмотрела на нее и страшно удивилась – разве такие молодые учительницы бывают?!

Начался урок математики, весь класс решал трудную задачу про бидоны с молоком. Учительница написала на доске слово «бидон» и просила всех писать это слово правильно, с буквой Д. Я смотрела на доску и думала: бидон?? Почему это биДон?? Наверное, эта новенькая просто не знает, как правильно! Обязательно должно быть с букой Т! Вот если бы не заболела наша Наталья Георгиевна, она бы не ошиблась!

И я решила: буду писать так, как знаю сама! Наталья Георгиевна меня всегда за грамотность хвалит. Вот вернется она и порадуется, что весь класс, вместе с новой учительницей, ошибался, и только я правильно написала коварное слово!

Мало того, что я в своей тетрадке раз пять повторила слово «бидон» с буквой Т - в условии, решении и в ответе задачки! Я еще и убедила: делай как я! – мальчика, который сидел со мной за одной партой.

Чем закончилась эта история? Разумеется, двумя огромными, жирными двойками – мне и однокласснику. А я до сих пор думаю, что слово «бидон» было бы гораздо симпатичнее, если бы писалось через букву Т!

Когда я подросла, у меня было очень много друзей. Во дворе, в классе, и еще – в книжном шкафу! Я была готова читать каждую свободную минутку. Сказки братьев Гримм, стихи Овсея Дриза, книги Волкова и Драгунского, легенды и мифы Древней Греции – так много всего интересного! А когда я впервые попала в библиотеку, то поняла, что интересно будет всю жизнь, потому что ТАКОЕ количество книг не закончится никогда!

Если человек много читает, то рано или поздно ему захочется написать что-то самому. А может быть, и без всякого вашего желания, просто сами собой сложатся строчки. Когда мне было 8 лет, сложилось вот что:
Распустилась верба, верба на окне,
Серые барашки полюбились мне.
И на них я глядя, представляю лес,
Лес весенний, сказочный, полный чудес!
Это очень простые стихи, так может сочинить почти любой человек. Особенно, если он еще маленький. Ведь ученые недавно сделали важное открытие: ВСЕ люди на земле – гении! Пока нам не исполнится 10 лет…



Когда я подросла, я часто помогала бабушке и маме печь пироги.



Бабушка была настоящей мастерицей, почти волшебницей, знала секреты старинной выпечки. Все её рецепты я помню и сейчас.

Но больше всего я люблю пироги не печь. Думаете, есть люблю? Не угадали! Я люблю их… выдумывать!

Однажды сахалинские писатели и поэты устроили большой праздник. В честь дня рождения замечательного (но не сахалинского) писателя Юрия Коваля. Он написал много веселых, умных книг: «Картофельная собака», «Пять похищенных монахов», «Капитан Клюквин» и другие. А еще у него есть повесть «Самая легкая лодка в мире».

Какая она – самая легкая лодка на свете? Каждый может придумать свою. И сахалинские писатели принесли на праздник СВОИ «самые легкие лодки» – такие, как сумели смастерить.


Были там самодельные лодки на радиоуправлении; лодки, нарисованные на бумаге и на стекле; лодки, собранные, сложенные и склеенные непонятно из чего…Моя лодка оказалась «самой вкусной» в мире. Называлась она «Листобой», как один из рассказов Юрия Коваля, и пахла осенним ветром, черносливом и шоколадом.




Лодку писатели съели в один момент, начав с парусов. Не каждый день доводится съесть настоящий парус! Самый настоящий, только сделанный из песочного теста и белоснежной сахарной пудры…

Когда я стала взрослой, я написала несколько детских книг.



Это «Морковная ракета», «Море в коридоре», азбука для космонавтов-дошкольников «Мы летели на диване» и «МАшина буква».
Но я никогда никому не рассказывала, что есть еще одна книжка. Самая-пресамая первая. И она не напечатана, а написана от руки.




Она появилась давным-давно, когда я работала психологом в детском саду. Стихи в ней аккуратно записаны черным маркером, а картинки вырезаны из старой азбуки.




Несколько лет эта книжка «жила» в детском саду, и детям даже разрешалось брать иногда ее домой. Поэтому странички в ней истрепались, а обложку пришлось подклеить. Но это хорошо. Если книжку часто листают, хранят вместе с любимыми игрушками и кладут ночью под подушку, значит, это настоящая книжка. Даже если она не напечатана, а всего лишь написана черным маркером.

Когда я стала взрослой, я узнала, что такого института, где «учат на писателя», на свете нет. Даже в Литературном институте этому не учат. Там только дают знания, которые пригодятся человеку, если он все же захочет сделать писательство своей профессией.

Но зато каждый год в Москве и в других городах собираются молодые писатели со всей страны. Они знакомятся, радуются встрече со старыми друзьями, обсуждают новые произведения. Эти встречи называются форумами (или семинарами) молодых писателей России.

Попасть туда не так просто – нужно пройти специальный конкурсный отбор. Я, например, прошла этот конкурс не с первого раза. Только на второй год, отправив на конкурс свои новые стихи, я оказалась в Москве. Это была первая из восьми моих поездок.

Форумы проходят не только в Москве, но и в памятных литературных местах. Я побывала в подмосковном Переделкино и увидела, как растут ботинки и кроссовки на Чудо-дереве Корнея Чуковского!



В Тульской области, в имении Льва Толстого Ясная Поляна, писатели запросто перенеслись в 19 век и почувствовали, как жили богатые дворянские и простые крестьянские семьи.



А в Орловской области, недалеко от города Мценск, мастер-классы проходили под открытым небом в усадьбе И.С.Тургенева.

Но самое главное, самое лучшее в этих поездках – мои новые друзья-писатели.


Инна Захарова из Ельца – чудесная Сказочница. Если вы хотите узнать, как живут сегодня Баба-Яга, Горыныч, Кикимора и все-все-все, вам расскажет только она.



Таша. Или Наташа Дубина. Она из Питера. А смешные сюжеты «Ералаша» по ее рассказам снимаются в Москве.


Стас Востоков из Подмосковья. Самый веселый человек на свете! Чтобы проверить, так ли это – читайте его книжки!



Симпатичная девушка в оранжевых брюках – Анна Матасова. Она живет в Карелии, в маленьком городке, где нет даже книжного магазина. Анна не только настоящий писатель. Она отличный фотограф. Ее фотографиями можно лечить людей от всех болезней и от плохого настроения!


Когда я стала взрослой, был такой случай. В Подмосковье проходил семинар молодых детских писателей. Кто-то из начинающих авторов прочел вслух свое стихотворение про лягушку. Стихотворение было коротенькое и, как показалось многим, скучноватое.
– А мне понравилось! – громко сказал Эдуард Успенский, наш руководитель. – Понравилось потому, что про лягушку. Про них мало кто пишет. А мне всегда как-то жалко было, что их никто не любит…


– А чего их любить? – подумала я. – Холодные, мокрые…

Это было несколько лет назад. Теперь, если подбирать самые подходящие для лягушек слова, я скажу: они веселые, забавные, красивые и ВОЛШЕБНЫЕ! Их, волшебных, у меня теперь около 30. Сидят в шкафу по полочкам, улыбаются.

Лягушка из Англии

Вот Принц и Принцесса из Франции.


Вот красавица из Уругвая.

Вот лягушка-император из Японии…


Есть даже русская лягушка, у которой на спине карта клада нарисована!

Кто с лягушками дружит, у того всегда хорошее настроение и здоровье крепкое. И красота, и богатство вместе с лягушками приходят.
Клад я, правда, пока не нашла. Но найду обязательно! А если вы хотите, чтобы сбылось ваше заветное желание, загадайте его и потрите тихонько спинку лягушки – можно живой, можно фарфоровой. Будьте уверены – лягушка поможет!

Когда я стала взрослой, я с ужасом узнала, что много лет заблуждалась. Я-то считала себя детским автором, психологом и учителем начальных классов.. Но оказывается, в волшебное крещенское время, в ночь с 13 на 14 января, то есть под Старый Новый год (так, как родилась я) рождаются только ВЕДЬМЫ, и никто другой!
Знающие люди сказали, что я сколько угодно могу оправдываться тем, что ведьма из меня никудышная. Что на метле летать не умею и заклинаний не знаю. Да просто я никогда не пробовала!
Ну что тут скажешь? Ведь и правда – не пробовала…
А со знающими людьми не поспоришь! Ну ладно, ведьма, так ведьма. Немножко…


Кстати, вы не знаете, где учат полетам на метле?...

P.S. Когда я стала взрослой, я поняла, что взрослые – очень хорошие, но очень забывчивые люди. Почему-то они искренне верят, что сами в детстве
- были самыми послушными,
- с прогулки всегда возвращались только в чистой одежде,
- никогда не выковыривали из тарелки вареный лук
- и не интересовались, на сколько частей развалится игрушечная машина, если по ней хорошенько стукнуть молотком.
Странно… А я почему-то отлично помню, что машинка развалится на пять частей… И поэтому, если я когда-то соберусь написать книгу для взрослых, у меня все равно получится ДЕТСКАЯ книжка! :)

Елена Намаконова